Тасмания. Земля Ван-Димена

Предлагаем вашему вниманию небольшой отчёт про поездку в Австралию от наших читателей супругов Балбек.

ЭПИЛОГ

…Рейс в Тасманию задерживался по причине неблагоприятных погодных условий, поэтому у нас оставалось достаточно времени, чтобы как следует разобраться с планом передвижения по острову и пролистать путеводитель.
Единственное, что мы знали о Тасмании до отъезда, так это то, что это — остров, расположенный в 320 км к югу от материка Австралии и отделённый от него проливом Басса (wiki). А еще, что там холоднее, чем в остальной части материка.

Итак, читаю:
«Тасмания – это один из немногих островов, который действительно воспринимается как остров. Облик ее больших и малых городов, выстроившихся вдоль берегов, определяет море. Их история полна ТРАГЕДИЙ»… (так-так-так, а вот с этого места подробней).
«Одно из лиц острова – это СУМРАЧНАЯ, меланхоличная Тасмания громоздящихся гор, дождевых лесов и пещанниковых развалин, сохранившихся из ЖЕСТОКИХ колониальных времен»… Жестоких колониальных времен? Это уже совсем не смешно…
«В 1803 г. Великобритания решила основать на этой земле КАТОРЖНУЮ КОЛОНИЮ» (ой-ой-ой) <…> Вскоре земля Ван-Димена (уст. назв. Тасмании) стала <…> ассоциироваться с ужасом, садизмом, <…> и пленными» (настроение совсем упало)
В общем, первые впечатления от острова были еще те. Но делать нечего – через 3 с лишним часа посадку на рейс наконец-то объявили, и, присоединившись к другим пассажирам, мы с опаской погрузились на небольшой «кукурузник».
Правда, вопреки всем опасениям, Девонпорт – «приемный пункт» на севере острова — встретил нас солнечной погодой, мирным деревенским пейзажем и приветливыми людьми. Оставалось только пройти дополнительный санитарный контроль.
FRESH FOOD OR NOT FRESH FOOD
— Здравствуйте, у вас есть с собой продукты питания?
— Нет
— Нет?
-Нет.
Собака уселась на хвост прямо перед сумкой Славика, всем своим видом показывая, что мы ошибаемся.
— Ну раз нет, то пройдите вот сюда и ждите… — сказал усатый офицер санитарной службы. Проверив всех пассажиров и выбрав из толпы еще несколько человек, он подошел к нам для более детального осмотра. – Итак, вы говорите, что еды нет. Ок, откройте верхний карман рюкзака. Да, этот. И еще один.
Как в верхнем, так и во всех остальных карманах еды не оказалось. Славик догадался, что несколько дней назад в этом рюкзаке лежало манго. Видимо, его запах и учуял пес. – Наверно так и есть, — согласился офицер.
Когда же Славик пошел забирать багаж, пес снова унюхал что-то в одной из наших сумок. Усатый офицер съязвил «More mango ?». Оказалось, песик так среагировал на воротник с натуральным мехом куртки.
В общем, санитарным офицерам Тасмании так и не удалось уличить нас во лжи. Правда, иногда бдительный осмотр багажа приносит свои плоды.
Вот например любопытный диалог офицера и туриста.
Офицер: «Do you have any fresh food ?» –
Турист: «No»
Обычное дело, пассажир все отрицает, а ищейка даже на шаг от сумки отойти не желает.
Офицер: «Пожалуйста, откройте сумки»
И тут-же достает оттуда несколько упаковок сладких батончиков, каши моментального приготовления, чай в пакетиках, консервы и прочий полуфабрикат.
Офицер: «That is not food for you?» –
Турист: «You said ‘fresh food’. This is not fresh »
***
Когда забирали машину в офисе проката решили уточнить у менеджера, как попасть на автобан.
— А как, простите, попасть на тасманийский хайвей?
— О, я вам сейчас объясню. Это очень просто. Выезжаете с парковки и сворачиваете направо. OKAY? – акает белокурая дама.
— OKAY – вторю ей я
— Потом на первой клумбе (смешное слово — РАУНДБАНД) – проезжаете прямо (СТРАЙТ)… Окай? – беспокоится леди, понимаю ли я ее речь.
— Окай
— Потом на второй клумбе снова едете прямо. Окай?
— Ok (Да что вы говорите, снова прямо?)
— Ну и на третьей клумбе тоже прямо, это и будет хайвей.

ТАСМАНИЙСКИЙ ЭСКИЗ

Тут нужно сделать небольшое отступление от нити рассказа, и пояснить, зачем мы отправились в Тасманию. Изначально, покупая билеты и оформляя визу в Австралию, мы представляли себе, как поедем на Большой барьерный риф, поваляемся на теплом весеннем солнышке на пляжах города-мечты Брисбена, возможно даже слетаем в национальный парк Какаду на севере страны. Но ближе к дате, познакомившись более детально с климатом материка, стало ясно, что такой трип нам никак не «светит» – слишком жарко там для нас в ноябре (32-35). Пришлось искать места, достойные нашего внимания южнее Сиднея – только там обещали +20-25. Вот так и наткнулись на Тасманию.
За 6 дней на острове мы запланировали посещение основных местных национальных парков, и, в частности посетить водопады Лиффей Фолс (Liffey Falls) и Рассел Фолс (Russel Falls), бухту Вайнглас бей (Wineglass bay), ферму Тасманийского дьявола и туристичесую мекку острова – национальный парк Лейк Сент Клер (Lake St Clair NP).
ЛУЧШЕ ГОР МОГУТ БЫТЬ ТОЛЬКО ВОДОПАДЫ

Итак, выбравшись из аэропорта, мы направились к Лиффей Фоллс. В Тасмании весна напоминает нашу. Температура не превышает комфортного уровня, солнце ласково согревает, вокруг много зелени. В центре острова от «ревущих сороковых » не осталось и следа. Сила ветра чувствуется, да, но он освежает прохладой и наполняет легкие чистейшим нектаром ароматных трав и эвкалиптов. Остров равнинный, и только в северо-западной части есть горы, из них самая высокая гора Осса (Ossa) всего-то полторы тысячи метров.
шеренга почтовых ящиков
Водопады Liffey Falls находятся на территории одного из многочисленных национальных парков и представляют собой серию невысоких каскадов. Прогулка по ним занимает около часа и проходит по тенистой алее высоких папоротников. Самый нижний водопад укрылся в небольшой долине округлой формы, он-то и показался нам самым фотогеничным.
В Тасмании насчитывается больше тридцати парков и заповедников. Забота о них, развитие инфраструктуры и в то же время защита целостности экосистем и аутентичности заповедников – это уже идеология, вросшая в генетический код австралийцев. Начиная от проверки подошв обуви туристов на санитарной контроле, заканчивая указателями и табличками на бесконечных тропинках, все посвящено великой цели – развитию эко-туризма и единению с природой. У австралийцев мало домашних животных, одной из причин чего есть тот факт, что домашним питомцам в заповедники вход воспрещен.
Кстати, в Лиффей фолс гениальные в своей простоте таблички с подписями деревьев и растений. Они состоят из детских иллюстраций и описаний. Читается с удовольствием.
БУХТА ВИННОГО БОКАЛА

На следующий день была запланирована прогулка по бухте Wineglass bay. Название бухты переводится как Бухта Винного Бокала. Как потом выяснилось, в той местности все бухты и пляжи названы оригинально: Бухта Медового Месяца, Большой Устрицы, Качанной Капусты, Бухта Обещаний.
Дорога в национальный парк вела по небольшим поселкам и полянам, усыпанным виноградниками. Неожиданно у обочины дороги выстроилась в линейку дружная компания необычных почтовых ящиков, выполненных из подручных материалов. Такие сооружения встречались нам потом чуть ли не в каждом поселке, но только в некоторых они отличались изобретательностью и тщательностью исполнения. Юноша с собакой, принцесса в платье из консервных банок, металлическая курица и настоящий мотоцикл – вот лишь небольшая часть объектов, заслуживших наше внимание. Трудно представить, сколько времени уходит на идею и воплощение ее в жизнь. Причем видно, что все эти произведения искусства – ручной работы, да еще из материалов, бывших в употреблении.
Всю дорогу до национального парка небо было затянуто облаками, и серый пейзаж округи не отвлекал от дороги. Но как только мы добрались до парковки, выглянуло солнце и от облачной пелены не осталось и следа.
поля нераспустившейся лаванды так ехать можно себе позволить только с правосторонним движением
Как и во всех парках, здесь нам сразу же предложили несколько пешеходных маршрутов разной длительности и сложности. Чтобы увидеть все, мы остановились на одном их самых сложных маршрутов, протяженностью в 11 км, на которые опытные составители выделяли 5-6 часов. Он начинался в эвкалиптовом лесу, потом вел вверх на обзорную площадку с видом на бухту, затем спускался к ней и возвращался в точку старта, огибая полуостров.
Наши амбициозные планы опередить график и одолеть маршрут раньше, конечно же, провалились. Сначала мы задержались на смотровой площадке, а потом и на самой бухте. Дальше маршрут проходил по абсолютно необитаемым пляжам, а остаток пути мы шли часто останавливаясь отдохнуть и полюбоваться закатом. В тот день других смельчаков — любителей долгих маршрутов обнаружено не было, поэтому всю дорогу провели в полном одиночестве. Редкая удача.
ЗНАКОМСТВО С МЕСТНЫМИ
Каждый уважающий себя островной городок имеет свою ферму по разведению тасманийских дьяволов – животных, которых можно встретить только на острове. Правда, мотивы к созданию таких резерваций печальны. В дикой природе эти самые большие сумчатые хищники погибают от странного смертельного заболевания – лицевой опухоли. Такие фермы призваны сохранить популяцию здоровых особей и не допустить их заражения. Ученые считают, что если в будущем популяция зверьков в дикой природе исчезнет, значит и исчезнет сама болезнь, и тогда фермы выпустят на волю своих питомцев. Здесь рады туристам, для них целый день проводятся различные мероприятия, хит среди которых – кормежка дьяволов.
Столь уникальное зрелище нельзя было пропустить, поэтому по дороге в Хобарт, столицу острова, мы заглянули на одну из таких ферм. Исходя из расписания дня, едят зверьки довольно часто, в день проходит по 5-6 кормежек. На ферме компанию им составляют кенгуру, валлаби, прочая местная живность и несколько видов птиц.
Нам повезло приехать как раз перед одной из таких кормежек. Небольшую группу туристов отвели в дальнее крыло фермы, где за невысоким забором находилась небольшая семья тасманийских дьяволов: мама и несколько подростков-детенышей.
Экскурсовод, рыжий мужчина крепкого телосложения вел рассказ о зверьках.
Кто-то спросил: «А они хорошие охотники?»
— Совсем нет, охотники они ужасные, но при этом очень прожорливы. Большую часть их ежедневного рациона составляет падаль, кроме того, они не брезгуют даже резиной и обувью.
Когда все зверьки выстроились в ожидании у забора, рассказчик достал ведро и стал бросать в вольер куски чей-то плоти с шерстью и костями, на которые зверьки набросились с молниеносной скоростью. При этом каждый предпочитал вырвать кусок из пасти другого, чем отыскать другой упавший на землю. Это больше напоминало дружескую перебранку, чем прием пищи.
Куда приятней оказалось кормить дружелюбных кенгуру. Да, туристам здесь разрешают и такое. Нас провели на поляну с полсотней зверьков разного возраста и раздали всем пакетики с сухим кормом. Животные принялись лениво хрустеть. По всей видимости, туристам эта процедура доставляет намного больше удовольствия. Нам в том числе.
В ПОГОНЕ ЗА ВАЛЛАБИ

Уже вечером следующего дня на пути к Кредл Маунтейн мы обратили внимание на знаки с рекомендуемой скоростью до 35 км в час в темное время суток, ссылаясь на ночную активность диких животных. Изрядно устав тащиться по грунтовым дорогам пустынных бушей, мы стали представлять, как с приходом вечера у дорог выстраиваются кенгуру, валлаби, вомбаты и весело проводят время под светом автомобильных фар. И вдруг, когда солнце уверенно зашло за горизонт, in the middle of nowhere то тут, то там вдоль дороги стали появляться сумчатые разных возрастов! Мы сначала даже не поверили своим глазам. Но галлюцинация подтвердилась. Пришлось снизить скорость.

Тем временем неумолимо вечерело. А поскольку шанс найти ночью в глуши открытый хостельчик был крайне мал, да и на черепашьей скорости добраться до национального парка было тяжело, мы приняли решение переночевать на постоялом дворе, удачно подвернувшегося на пути.

Подъехав к единственному освещенному домику на территории, навстречу нам вышла женщина средних лет и выдала ключ от небольшого бунгало. Воодушевленные увиденным на дороге, мы спросили, есть ли в округе живность, и активна ли она сейчас. – Да – безучастно ответила хозяйка с усталостью в голосе – только у вашего окна бунгало будет не меньше дюжины кенгуру. Она не разделяла нашего энтузиазма, тем более ей было непонятно то, чего ради быстро бросив вещи, мы вернулись в машину и колесили ночью по лесным тропинкам, еще долго гоняясь за валлаби и прочими представителями дикой фауны.
ТАСМАНИЙСКАЯ ТУРИСТИЧЕСКАЯ МЕККА
Утро выдалось удачно солнечным и ясным, что позволило воочию увидеть популярные горы прямо из окна бунгало. Поспешно собравшись и попрощавшись с гостеприимной хозяйкой, мы отправились в путь.
Национальный парк Лейк Сен Клер (Lake St Clair NP) считается самым красивым местом в Тасмании. А особенно живописным признан вид на Кредл Маунтин (Cradle Mountain) с озера Дав (Dove). Так что без посещения парка наше путешествие было бы неполным. Конец ноября здесь еще не сезон, поэтому на многочисленных парковках на подъезде было пустынно.
Побродив немного у озера Дав (Dove Lake), мы свернули к горам. Рядом с нами готовились к походу пара немецких туристов пожилого возраста, но в полной экипировке. Мы решили дать им фору в пару минут, чтобы не дышать в спину на узких улочках маршрута. В итоге, догнали только далеко на горе и то, только потому, что те остановились сделать несколько снимков.

Маршрут оказался очень живописным, здесь были и буш, и тропический лес с мхом, устилающим землю и деревья, и озера с красным песком, и высокие горы. Как-то решили сократить путь, выбрав тропинку с очень большим градусом наклона, и пришлось буквально ползти с горы, держась руками за трос, предусмотрительно закрепленный на вершине и спущенный вдоль тропинки.

На карте маршрута мы обнаружили небольшое озерцо с названием Озеро вомбатов. Вомбаты – это сумчатые травоядные животные, внешне немного похожи на медведей. Так вот, мы отправились к озеру с надеждой увидеть этих замечательных зверьков, так как уже сегодня мы сядем на паром в Мельбурн и прощай wild life! Но, к сожалению, никаких вомбатов на озере не оказалось.
По дороге к автобану, ведущему в Девонпорт, мы обнаружили указатель на еще одну ферму тасманийского дьявола. – Может заедем к ним? – нерешительно предложил Славик. – Давай, возможно у них кроме дьяволов и вомбаты имеются. Заворачиваем на поляну, на которой стоит невысокий домик. – Здравствуйте, у вас случайно на ферме вомбаты не водятся? – У нас нет. Но вот напротив этого домика, на поляне они постоянно снуют туда-сюда – надоели уже. Как говорится, кто ищет, тот всегда найдет. Побродив около получаса по поляне, Славик все-таки углядел на земле небольшой холмик, который подозрительно двигался.
С чувством выполненного долга, мы продолжили путь в северную столицу острова, где нам предстояла встреча с паромом «Дух Тасмании».
Путеводитель по Австралии предупреждал, что неопытным морякам не стоит соблазняться на морской путь из острова на материк, ссылаясь на те-же свирепые западные ветра, господствующие на Бассовом проливе. Но нас такое предупреждение едва-ли могло испугать.
Погрузившись на небольшой паром с поэтическим названием «Дух Тасмании» (Spirit of Tasmania), мы не без удивления обнаружили, что туристы на борту составляют лишь незначительную часть пассажиров. Куда больше здесь трак драйверов – грозных водителей грузовиков, чинно попивающих пиво в баре, и, похоже, собирающихся там же коротать ночь пути. Так что дух в нашем случае имел яркие нотки хмеля и пшеницы. Еще во время погрузки на корабль мы сдали на контроле перочинный ножик, и, любопытно, что этот ножик оказался единственны задекларированным холодным оружием, учитывая контингент. От качки спасались в небольшом кинотеатре, от морской болезни помог чай с лимоном. Уснули только под утро, когда корабль пришвартовался в порту Мельбурна.
И наше видео!